AZE   |    RUS

Мухаммад в Библии. В поисках «Шелоха»

В очень важном месте из 49-й главы «Книги Бытия» Иаков-Исраиль (Йакуб), умирая, собирает своих сыновей и говорит им: «Соберитесь, и я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни». А потом говорит: «Скипетр всегда останется с коленом Иуды (то есть с иудеями, потомками Иуды), и в семье его всегда будет законодатель, пока не придёт Царь истинный (Шелох), которому станут повиноваться и служить народы» (49: 10-12).

Иаков (Йакуб) говорит тут, что линия пророков — обладателей власти и божественного законодательства — будет продолжаться среди бани Исраиль, пока не придёт «Царь истинный» (Шелох), и тогда все народы перейдут под его власть: то есть пророчество будет перенесено с линии Иуды на другую линию, и это не будет линия бани Исраиль. Ибо если бы данная линия шла внутри бани Исраиль, Иаков упомянул бы это, назвав преемника пророчества среди других своих сыновей. Один из возможных переводов загадочного слова «Шелох» - «Примиритель», как это значится в синодальном издании Библии на русском языке.

Иудеи не имеют никакого внятного объяснения, кто такой «Шелох». Христиане, понятно, скажут, что это Христос, что не соответствует действительности: Христос был из бани Исраиль, а Шелох не будет из таковых.

«Шелох» — это тот же самый Пророк, «подобный Моисею», упомянутый во «Второзаконии»: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, подобного мне, воздвигнет тебе Господь Бог твой, — его слушайте» (18: 15). «Из братьев твоих» — значит из числа потомков Авраама (А) от Исмаила (А), как говорится в другом месте про него: «Жить будет он (Исмаил) пред лицом всех братьев своих» («Бытие», 16:12).

Этого Пророка (С), «подобного Моисею», ждали евреи, переселившиеся в Хиджаз, потому что в своих книгах они нашли указание на то, что он появится именно оттуда. Однако когда он пришёл, они отказались признать его, думая, что он должен выйти из их народа, а не из числа потомков Исмаила (А).

В «Тафсире Имама Аскари» сказано по поводу аята "О сыны Исраила! Вспомните милость Мою, которую Я оказал вам, и верно соблюдайте Мой завет, тогда и Я буду соблюдать завет с вами. Меня страшитесь« (2: 40) — Имам Аскари (А) говорит: «То есть: вот Я послал Мухаммада и утвердил его в вашем городе (Медине, где ждали его прихода евреи) и не поручил вам его судьбу. И Я разъяснил его признаки и знамения его истины, дабы не было у вас никаких сомнений о нём. Так “верно соблюдайте Мой завет” – который Я взял с ваших предков и ваших пророков, которые дожны были донести его до своих потомков, — завет о том, что вы уверуете в Мухаммада араба, курайшита, хашимита, разъяснённого через знамения и поддержанного через чудеса... и в Али ибн Аби Талиба, его наследника, чей разум – от его разума, чьи знания – от его знаний, чьё терпение – от его терпения: он поддержит его религию мечом отточенным.. “Тогда и Я буду соблюдать завет с вами” – через который Я обещал вам блага вечные в пристанище щедрости и милость непреходящую. “Меня страшитесь” – в неподчинении Мухаммаду (С)».

(„Тафсир Имама Аскари (А)“, С. 227).

А также о значении аята: О, сыны Исраила! Вспомните милость Мою, которую Я оказал вам“ (2: 47) — что Я послал Моисея и Харуна (Аарона) к вашим предшественникам с пророчеством и повёл их по пути к пророчеству Мухаммада (С), наместничеству Али (А) и вилаяту его пречистого Семейства (А), и Я взял с них об этом завет и договор, что если они останутся верны этому, то станут царями в Садах, заслужившими щедрость и довольство. »И что Я превознес вас над мирами« —  то есть превознёс ваших предшественников в религии и ближнем мире. И что касается их превознесения в религии, то это — их принятие вилаята (руководства) Мухаммада, Али и их пречистого Семейства, а что касается ближнего мира — то это то, что Я сделал для них облака тенью, и низвёл им манну, и напоил их водами из камня, и разверз для них море, и спас их, и потопил врага их Фараона и народ его. Этим самым Я превознёс их над мирами (то есть людьми) их времени, которые противились их путям».

(«Тафсир Имама Аскари (А)», С. 240).

В предсказании Аврааму (А) о приходе 12-ти вождей из его потомства говорится: «И об Исмаиле Я услышал тебя: вот, Я благословлю его, и возращу его, и весьма, весьма размножу; двенадцать князей родятся от него; и Я произведу от него великий народ» (Книга Бытия, 17: 20). В еврейском оригинале тут есть один момент, который обычно ускользает от внимания переводчиков. Посмотрим на транскрипцию стиха: Ule-Yishma'el shmatika hineh berachti oto vehifreyti oto vehirbeyti oto bi mehad-mehad shneym-ashar nesi'im yulid unetativ legoy gadol.

Выражение «bi mehad-mehad» никак не передано ни в одном из известных нам переводов: ни в русском, ни в английском, ни в немецком, ни в персидском. Тут «би» — это предлог, означающий «через» (посредство действия), как и в арабском, а «Мехад-мехад» — имя человека. Любой знающий арабский поймет смысл слов этого стиха, потому что арабский и иврит близки. Буквальный дословный перевод будет звучать так: «И Исмаил – Я услышал тебя о нём. Вот, Я благословил его, и Я сделаю его плодоносным, и Я размножу его через Мехад-мехада. Двенадцать вождей будут рождены от него, и Я сделаю его великим народом».

«Мехад-мехад» — это искажённое «Мухаммад» (С). Стих говорит о том, что через него потомки Исмаила (А) будет размножены, и от него родятся двенадцать вождей (имамов).

Через упоминание «Мехад-мехада» в этом стихе опровергается иудейская (и суннитская) версия о том, что тут имеются в виду не шиитские Имамы (А), а двенадцать сыновей самого Исмаила (А), чьи имена перечислены в той же книге несколько ниже по тексту.

(Читатель может проверить сказанное нами, пройдя по этой ссылке. Там вы найдёте транскрипцию и перевод каждого слова данного стиха).

Другая версия может состоять в том, что «Шелох» – это Али (А), библейский «Элия». Более подробно о пророчествах Библии об Али (Элие) вы можете прочитать в этой статье.

Открыв первую главу Евангелия от Иоанна, мы увидим, как иудеи спрашивали у Иоанна Крестителя (Йахьи): «Ты Илия? Он сказал: нет. Пророк? Он отвечал: нет» А потом они сказали ему: «Что же ты крестишь, если ты ни Христос, ни Илия, ни Пророк?» Этот фрагмент ясно указывает на то, что во времена Христа иудеи ждали прихода трёх фигур: Христа (Мессии), Илии (Элии) и Пророка. Обратите внимание: Иоанн (Йахья), сам являясь пророком, ответил отрицательно на вопрос иудеев, Пророк ли он. Это означает то, что иудеи ждали не «пророка вообще», а определённого Пророка — того, кто упомянут Моисеем (А) во Второзаконии: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, подобного мне, воздвигнет тебе Господь Бог твой, — его слушайте» — то есть Пророка, подобного Моисею (А), из числа потомков Исмаила (А). И Иоанн-Йахья сказал, что он — не этот Пророк.

Теперь обратимся к книге пророка Захарии, являющейся довольно эзотеричной и сложной для толкования. Посмотрим, что там говорится о двух людях, которые должны прийти в последние времена (будем использовать современный перевод, взятый отсюда): «Я сказал также: “Что значат две оливковые ветви около золотых трубочек, из которых вытекает золотистое масло?” (то есть что они означают в видении пророка). И спросил меня ангел: “Разве ты не знаешь, что это значит?” “Нет, господин мой”, — ответил я. Тогда он сказал: “Это — два чистых человека, которые были помазаны, чтобы служить Господу всего мира”» (4: 11-14).

И далее: «Так говорит Господь: “Есть на свете человек по имени Отрасль (росток). Он вырастет сильным. Он построит храм Господний. Он создаст храм Господний, и воздадутся ему почести. Он воссядет на трон свой и будет правителем, а у трона его будет стоять священник. Эти два человека вместе будут пребывать, сотрудничая в мире и совете. Они поставят этот венец в храм, чтобы помочь людям помнить всё... Люди придут издалека и примут участие в построении храма Господнего. И тогда вы будете твёрдо знать, что Господь послал меня к вам. Всё это произойдёт, если вы сделаете то, что говорит Господь”» (6: 12-15).

Тут упоминается строительство нового Храма, как и в отрывке из пророка Аггея: «И потрясу все народы, и придет Хвалимый (Ахмад) всеми народами, и наполню дом сей славою, говорит Господь Саваоф... Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего, говорит Господь Саваоф; и на месте сем Я дам им мир, говорит Господь Саваоф» (Аггей, 2: 7-9). Данное пророчество исполнилось во времена Мухаммада и Али (мир им), которые очистили Каабу, сокрушив идолов, причём Али (А) поднялся для этого на плечи Пророка (С), – действие, имеющее глубокий символический смысл, и на этом месте был «дан им мир», то есть ислам.

В главе 5-й той же книги Захарии упоминаются некие две женщины, воплощающие зло (Айша и Хафса?), а в 4-й главе – семь лампад или светильников из золота, как говорит Коран: «Мы даровали тебе семь повторяемых (масани) и великий Коран» (15: 87). «Семь повторяемых» — это семь имён Непорочных из Ахль уль-Бейт (А), некоторые из которых повторялись: Мухаммад, Али, Фатима, Хасан, Хусейн, Джафар, Муса.

Наконец, — возвращаясь к смыслу «Шелох» — третье понимание может состоять в том, что Шелох – это Махди (А), через которого религия всех пророков добьётся планетарного торжества. О Махди (А) также много других предсказаний Библии: о них вы можете прочитать тут.

Здесь для нас интересен момент из диалога Иисуса (А) с фарисеями, где он отрицает, что Мессия – из потомков Давида. В синодальном церковном переводе этот отрывок звучит так: «Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: “Что вы думаете о Христе (то есть о Мессии)? Чей он сын?” Говорят ему: “Давидов”. Говорит им: “Как же Давид, по вдохновению, называет его Господом (господином), когда говорит: «Сказал Господь Господу (господину) Моему: седи одесную меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих?” Итак, если Давид называет его Господом (господином), как же он сын ему? И никто не мог отвечать ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать его» (Мф. 22:41-46).

Тут Иисус (А) цитирует псалом Давида (А), где сказано: «Сказал Господь господу (господину) моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс. 109:1). Христиане в данном случае умышленно исказили перевод, использовав два раза слово «господь», причём второй раз по отношению к Христу. По их мнению, это должно доказать его божественность. Однако в подлиннике это два разных слова: «Сказал Яхве адонай». «Яхве» — это еврейское имя Бога, применяемое исключительно к Нему, а «адонай» означает просто «господина», «повелителя» и может использоваться по отношению ко всем – к людям и к Богу. «Адонай» евреи называли царей или военных руководителей, что можно найти в любом словаре иврита. Таким образом, в процитированном Псалме Яхве (Бог) говорит человеку, которого Он называет «адонай»: «Будь со мной, пока Я не сокрушу всех твоих врагов».

Иисус (А) в христианском понимании никак не подходит под это описание: он был распят, и Господь не «положил его врагов в подножие ног его». И сам Иисус (А) говорит о Мессии в третьем лице, утверждая к тому же, что тот не является «сыном Давида», то есть потомком Давида.

Об этом же явлении Пророка и „адонай“ (господина) говорится в 3-й главе книги Малахии: „Господь Всемогущий говорит: „Вот, Я посылаю Своего Посланника, который приготовит для Меня путь. А затем внезапно придёт в свой храм господин (адонай), которого вы ищите. Да, Посланец завета нового, которого вы жаждете, придёт к вам!“. Так говорит Господь Всемогущий. „Ни один человек не может приготовиться к этому дню, и никто не сможет устоять перед ним, когда он придёт. Он будет, как пылающий огонь и отбеливающее мыло для стирки» (Малахия, 3: 1-2).

В христианских книгах "адонай" снова переведено как «Господь», тогда как тут говорится о явлении некоего «господина», который будет — как можно понять из отрывка — либо самим Посланником, несущим «завет новый», либо тем, кто придёт вместе с ним.

В 4-й главе у Малахии читаем: «Вот, Я пошлю к вам Элию и Пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием» (4: 5-6). Почему фразу данного отрывка надо читать, как «Элию и Пророка», мы объяснили в этой статье.

Итак, мы увидели, как Иаков (Йакуб) предсказал явление «Шелоха», который будет не из его потомков (не из «бани Исраиль») и станет обладать всей полнотой законодательной и царской власти от Бога. Мы обратили внимание на обетование Господа Исмаилу (А), которого Он обещает размножить через Мухаммада (С) и произвести из его потомства «двенадцать вождей». Затем мы убедились, что Моисей (А) возвестил о приходе будущего Пророка, «такого же, как он сам» из числа «братьев ваших», то есть потомков Исмаила (А). Далее, у Аггея и Захарии мы обнаружили, что придёт тот, кто отстроит новый храм (Каабу), чья слава будет больше храма старого (иудейского храма в Иерусалиме), — причём Аггей называет его «хвалимым всеми народами» (Ахмад), а Захария упоминает, что вместе с приходящим будет еще кто-то, «стоящий у его трона», и он же - "Элия" (Али).

Теперь, обратившись к христианскому корпусу Библии, то есть к «Новому Завету», мы увидим, что Иоанн (Йахья) и Христос тоже предвещали его приход.

В «Евангелии от Иоанна» Христос говорит: «И я умолю Отца, и даст вам другого Параклета, да пребудет с вами вовеки. Когда же придет Параклет, которого я пошлю к вам от Отца, Дух Истины, который от Отца исходит, он будет свидетельствовать обо Мне» (15: 26); «И он, придя, обличит мир о грехе и о правде и о суде. Когда же придёт он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину, ибо не от себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам» (16: 8 и 13). «Параклет» — это искаженная форма греческого слова «Переклитос», которое переводится как «хвалимый». Имя «Мухаммад», «Ахмад» по-арабски также означает «хвалимый». Но даже если понимать «Параклета» в соответствии с христианской версией как «Утешителя», то всё равно смысл пророчества довольно прозрачен, особенно в контексте тех предсказаний, которые мы привели: вслед за Христом придёт какой-то другой Пророк, подкреплённый «духом истины», который будет наставлять на истину и «пребудет с вами вовеки», то есть станет последним из пророков.

О том же самом говорит Иоанн:

«Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнём» (Мф., 3: 11);

«И проповедывал, говоря: идет за мною Сильнейший меня, у которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви его; я крестил вас водою, а он будет крестить вас Духом Святым» (Мк., 1: 7-8);

«Иоанн всем отвечал: я крещу вас водою, но идет Сильнейший меня, у которого я недостоин развязать ремень обуви; он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Лк., 3: 16).

Конечно, христиане в один голос скажут, что Иоанн говорит тут о Христе. Однако это не так: сам предлог «после» исключает Иисуса (А), который родился в один год с Иоанном. Если они были ровестниками, то как он может прийти «после» него? По содержанию Евангелий мы видим, что Иисус (А) пришёл совсем не «после», но проповедовал в Галилее параллельно Иоанну, в одно время с ним. Если Иисус (А) настолько выше его, что тот недостоин даже развязать ремень на его обуви, то почему он ведёт свою проповедь параллельно ему и не встаёт под его руководство? И почему Христос сам получает от него омовение («крещение»), а не наоборот? Согласно христианской версии, получается так, что пророк Иоанн встретил Мессию и Царя из рода Давида не по-царски, а стоя обнажённым посреди реки; затем, погрузив в воду, как своего ученика, того, «у кого он недостоин развязать ремень обуви», Иоанн восклицает: «Он — Мессия». А после этого, находясь уже в темнице, он посылает к нему своих учеников, чтобы спросить: «Ты ли тот пророк, который должен прийти, или ожидать нам другого?» Разве такое поведение согласуется с какой-либо логикой? Очевидно, что каноническая христианская версия событий не соответствует тому, что реально происходило.

Нет сомнений, что тот, кого Иисус (А) назвал «Параклетом», и о ком Иоанн (А) сказал: «Идущий за мной» и «Сильнейший меня» — это и есть Шелох, предсказанный праотцом Иаковом (Йакубом) и «Пророк, подобный Моисею», предсказанный самим Моисеем (А). Всё это — одна и та же личность, одно и то же обетование. Иудеям-современникам Иисуса и Иоанна смысл их слов был совершенно ясен — как ясен он был и для их потомков, которые проживали в Медине и узнали Последнего Пророка (С) так, "как знают своих сыновей« (6: 20) — то есть с полной очевидностью, отвергнув его лишь потому, что он не был из их народа.

А теперь нанесём последний штрих на это огромное полотно и перенесёмся к последней и наиболее загадочной книге Библии — Апокалипсису („Откровению Иоанна Богослова“). Я хотел бы обратить внимание читателей на один момент, которого раньше, кажется, никто не замечал. Посмотрите, книга начинается так, если переводить буквально: «Откровение, данное Богом Иисусу Христу, чтобы известить своих слуг о том, что скоро должно случиться. Христос послал это через своего вестника Иоанну, своему слуге, а Иоанн передал слова Бога и сообщение Иисуса Христа и то, что сам видел». Что это означает? Только то, что видение и откровение в Апокалипсисе принадлежит самому Христу, а Иоанн лишь записывает его! Если в тексте говорится «я видел», «я слышал», «было сказано мне», то имеется в виду «видел Иисус», «слышал Иисус», «было сказано Иисусу».

Перейдем теперь к пророческому видению, которое предстает Иисусу (А):

Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников

и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом:

глава его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи его, как пламень огненный;

и ноги его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос его, как шум вод многих.

Он держал в деснице своей семь звезд, и из уст его выходил острый с обеих сторон меч; и лице его, как солнце, сияющее в силе своей“ (1: 16-19).

Это видение согласуется с ветхозаветной книгой пророка Иезекииля, который увидел „подобие сына человеческого“ над сапфировым троном, несомым ангелами: „А над сводом, который над головами их, было подобие престола по виду как бы из камня сапфира; а над подобием престола было как бы подобие человека вверху на нем. И видел я как бы пылающий металл, как бы вид огня внутри него вокруг; от вида чресл его и выше и от вида чресл его и ниже я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него“.

Итак, перед тайнозрителем предстает некая сущность, именуемая «подобной сыну человеческому» (буквально в подлиннике: «подобной человеческому существу»). Христианское толкование без всяких колебаний называет эту сущность «Иисусом». Но если перед нами Христос, то каким образом это согласуется с первыми словами книги: «Откровение Иисуса Христа, которое дал ему Бог», через ангела «показав его Иоанну»? Иисус видит в Откровении самого себя и дает некие указания самому себе, а потом показывает все это Иоанну? Странно, что христианская экзегетика обходит молчанием данный вопрос, хотя он первое, что напрашивается при чтении книги. Если бы «подобный сыну человеческому» был Христом, то в начале книги должно было бы стоять «откровение Иоанна, которое дал ему Христос», а сам Иоанн должен быть назван пророком, ведь только пророки получают откровения и созерцают мир гайба, мир сокрытого.

Это не ускользнуло от проницательного внимания Розанова: «Никакого нет сомнения, что Апокалипсис — не христианская книга, а — противохристианская. Что “Христос”, упоминаемый — хотя немного — в нем, “с мечом, исходящим из уст его” и с ногами “как из камня сардиса и халкедона”, — ничего же не имеет общего с повествуемым в Евангелиях Христом» («Апокалипсис нашего времени»).

Очевидно, что сущность из первой главы Апокалипсиса, «подобная человеческому существу» – это вовсе не Иисус. То, что видит автор повествования, - это и есть Шелох, это и есть адонай.

Посмотрим, как далее именует себя этот «подобный человеческому существу»: «Альфа и Омега, начало и конец», «Держащий семь звезд в деснице своей, ходящий посреди семи золотых светильников», «Дух», «Имеющий острый с обеих сторон меч», «Имеющий семь духов Божиих и семь звезд», «Святый, истинный, имеющий ключ Давидов, который отворяет — и никто не затворит, затворяет — и никто не отворит», «Амин, свидетель верный и истинный, начало создания Божия».

Очевидно, эти титулы, указывающие на космическую власть над творением, не имеют ничего общего с тем, как именует себя сам Христос во всех четырех Евангелиях. Необходимо сделать вывод, что мы имеем дело с сущностью более высокой, чем пророк Иисус, – сущностью, иерархически расположенной над ним и имеющей право давать ему видения, хотя в то же время и не являющейся Богом (ведь Бог не имеет образа). Кем же будет эта сущность более высоких и могучих измерений, чем пророк Иисус? Мы говорим, что эта сущность, предстающая здесь в суммарном образе «как бы сына человеческого», есть Последний Пророк и его Ахль уль-Бейт („Люди Дома“: Фатима и двенадцать Имамов) – самое высшее и грандиозное творение, образец всех других творений, всех ангельских и людских миров. Те атрибуты, которые здесь применяются к «подобному сыну человеческому», повторяются в фундаментальных шиитских текстах. Например, в зиярате «Великое Собрание» сказано:

„Мир вам, о Дом Пророка —

Место, куда обращаются ангелы,

И отправляются откровения…

Столпы совершенства…

Поддерживающие земли…

Светильники в ночи…

Убежище людей,

Наследники Пророков…

Его аргумент и Его дорога,

Его свет и Его довод…

Он выбрал вас для Своих тайн,

И укрепил вас Своей силою,

И возвысил вас Своим руководством,

И отметил вас Своим доводом,

И озарил вас Своим светом,

И наделил вас Своим духом,

И одобрил вас Своими наместниками на земле,

И очевидным доводом над Своими творениями…

И к вам вернутся творения,

И их расчет – на вас,

И с вами – разделение блага и зла…

Вы обитель суда людей:

Обрел спасение тот, кто пришел к вам,

А тот, кто не пришел к вам, погиб…

Аллах сотворил вас светами

И поместил вблизи Своего Трона…

Вами Он начинает Свое творение,

И заканчивает вами…

Склоняется пред вашим величием всякий великий,

И всякий гордый пред вами опускает голову,

И всякий сильный ничтожен пред вашим достоинством,

И всякая вещь смиряется пред вами,

И озаряется вашим светом земля…“

Особенно интересен последний атрибут, которым именует себя говорящий: «Амин, свидетель верный и истинный, начало создания Божия». Амин – это прозвище Пророка Мухаммада (С), означающее «верный», «надежный» (ср.: «свидетель верный и истинный»), и во многих источниках сказано, что свет Мухаммада (Нур Мухаммади) – начало творения («начало создания Божия»).

Общее число Непорочных – четырнадцать, и они составляют по своей истине единую сущность и один свет. Апокалипсис приводит их число в главе 5:

«И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей (то есть в сумме четырнадцать), которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю».

„Сын человеческий“, увиденный на небесном престоле Иезекиилем, указанный в Апокалипсисе и в книге Даниила, — это вовсе не Иисус (А). Очевидна попытка евангелистов (или тех, кто впоследствии искажал Евангелия) приписать ему это, однако даже они не смогли скрыть то, что он постоянно говорит о „сыне человеческом“ в третьем лице — так, что у читателя вольно или невольно возникает впечатление, что это не он сам, а кто-то другой. „Сын человеческий отделит овец от козлищ“ (Мф., 25: 34); „Пошлёт сын человеческий ангелов своих...“ (Мф., 13: 41); „ибо сын человеческий есть господин и субботы“ (Мф., 12: 8); „сеющий доброе семя есть сын человеческий“ (Мф., 13: 37) и т.д.

В общем и целом, все эти фрагменты и указания приведут любого объективно мыслящего человека к тому, чтобы признать наличие другой линии пророчества и руководства вне линии потомков Исаака, вне «бани Исраиль». А поскольку вне данной линии только один человек – Мухаммад (С) — претендовал на пророчество и обосновывал эти притязания ясными знамениями, то было бы логично признать его таковым.

Конечно, указаний на Последнего Пророка (С) из потомков Исмаила (А) было в Библии намного больше, чем мы сейчас там можем обнаружить. Факт несомненной подделки священного писания иудеями установлен как аятами Корана, так и научной критикой. Современные исследователи выявили там множество поздних вставок и компиляций, а также наличие у древних евреев нескольких вариантов священного писания.

Одна из версий толкования загадочного имени „Шелох“, более нигде не встречающегося в Библии, состоит в том, что первая буква „ш“ — это сокращённая форма местоимения „ашер“, то есть „он“, а „лох“, как и в арабском, означает „ему“. В этом случае перевод стиха будет звучать так: «Скипетр всегда останется с коленом Иуды, и в семье его всегда будет законодатель, пока не придёт ТОТ, КОМУ ЭТО ПРИНАДЛЕЖИТ, которому станут повиноваться и служить народы».

Мы видели, что предсказания библейских пророков указывают на „двоих“, которые должны будут прийти в конце времён; мы сказали об „Элии“; мы разобрали стих о „двенадцати вождях“, идущих от Мухаммада (С). А потому »Шелох" — это Ахль уль-Бейт (А) в целом, вся совокупность четырнадцати Непорочных (А), которые есть один свет, как сказал Имам Али (А): «Все мы – одно: первый из нас – Мухаммад, последний из нас – Мухаммад, средний из нас – Мухаммад, и все мы – Мухаммад» («Бихар уль-анвар», том 26, С. 7-15). Они — подлинные носители скипетра и закона. Из них — адонай, «господин», которому Господь «положит врагов его в подножие ног его», который «как пылающий огонь и отбеливающее мыло», и все они — адонай.

Согласно шиитским источникам, таким как как «Тафсир Имама Аскари (А)», где подробно рассматривается иудейская тема, сама суть избранности евреев состояла не в чём ином, как в подготовке прихода Последнего Пророка (С) и Имамов его рода, являющихся смыслом и исполнением священной истории — прихода, таким образом, подлинного «Шелоха», «того, кому это принадлежит».

Однако они не только отказались от данной миссии, но и удалили из Божественного откровения сообщения о ней. Впрочем, мусульмане тут тоже не составляют исключения – исламское большинство (т.н. «ахлу сунна») полностью исказило свою религию, как и было предсказано Пророком (С), обещавшим, что мусульмане уподобятся иудеям. И по этой же причине Коран ни о ком не говорит так много, как о них. Если иудеи удалили из своего наследия упоминания о завете с Последним Пророком (С), то «мусульмане» — помимо шиитов, разумеется, — сделали то же самое в отношении его Ахль уль-Бейт (А), Имамов его рода. Однако Истина восторжествует, как бы ни старались люди погасить её свет. «Тот, кому это принадлежит» неизбежно вернётся и вступит в свои права.

arsh313.com

Опубликовано: 20 Сентября, 2015  21:17 Просмотров: 757 Печать