AZE   |    RUS

Дискуссия с христианским епископом

Епископ по имени Бурейха семьдесят лет занимал эту должность среди христиан. Он исследовал Ислам, и хорошо знал его по его книгам, также как хорошо знал и христианство. По этому знанию он получил известность среди христиан, мусульман, иудеев и огнепоклонников, так что христиане гордились им и говорили: «Даже если бы в христианстве не было никого, кроме Бурейхи, для нас было бы достаточно». И в то же время он интересовался Исламом и истиной.

С ним была женщина, которая прислуживала ему в течение многих лет: она узнавала слабые места христианства и сообщала ему их втайне. Эта женщина внушила ему мысль, чтобы он пошел и выяснил, кто самый знающий из разнообразных течений в Исламе. И он стал расспрашивать о предводителях мусульман, о наиболее праведных, знающих и разумных из них. Но, исследуя по книгам одну секту за другой, ничего не нашел и сказал: «Если бы ваши предводители были предводителями истины, то у вас была бы какая-то часть истины». Однажды ему описали шиитов и предложили обратиться к Хишаму ибн Хакаму (любимый ученик Имама Садыка, мир ему).

Сказал Йунус ибн Абдуррахман, что ему рассказал Хишам ибн Хакам: я сидел у лавки в квартале Кардж, и рядом со мной несколько людей, которые читали мне Коран. Вдруг я увидел группу христиан, около сотни человек, некоторые из духовенства — одеты в черные рясы и в шляпах. Во главе их был епископ Бурейха. Они подошли к лавке и поставили Бурейхе стул, на который он сел; вокруг же столпились монахи и священники, в шляпах на головах и опираясь на посохи.

Бурейха сказал: «Не осталось ни одного мусульманина, который был бы известен как знаток наук и богословия, с которым я не имел бы диспута о христианстве. И обнаружил я, что все они стоят ни на чем. И вот я пришел, чтобы подискутировать с тобой об исламе».

Хишам улыбнулся и сказал: «О Бурейха! Если хочешь увидеть от меня знамения, похожие на те, что имел Мессия (Иисус), то я не Мессия, и не близок к нему, и не подобен ему – его дух был пречист, безупречен и возвышен; знамения его очевидны, и признаки его ясны».

Бурейха сказал: «Мне нравится такое его описание».

И сказал Хишам: «Если же ты хочешь аргументов и диспута, то можем начать прямо сейчас».

Бурейха сказал: «О да! Я хочу спросить у тебя, в каком родственном отношении находится ваш Пророк к Иисусу?»

— Подобное двоюродным братьям, потому что Иисус был из потомков Исхака, а Мухаммад – из потомков Исмаила».

— Как он относится (по родственной линии) к его отцу?»

— Спрашиваешь ли ты об отношении, о котором говорится у нас, или об отношении, о котором говорится у вас?

— Скажи об отношении, о котором говорится у нас.

— Хорошо, вы говорите, что он извечен[1]. Тогда кто из них двоих отец и кто из них сын?

Бурейха сказал: «Тот, который был ниспослан на землю, – сын».

Хишам сказал: «Тот, который был ниспослан на землю, — отец».

Бурейха сказал: «Сын – это посланник отца»[2].

— Отец более сведующий и сильный, чем сын, потому что творения создал отец.

— Творения создали отец и сын вместе.

— Что помешало им сойти на землю вместе, если они творили вместе и были соучастниками в творении друг друга?

— Зачем им быть соучастниками, если они и так едины? Воистину, они различаются только по имени.

— Воистину, они соединяются только по имени.

Сказал Бурейха: «Ты говоришь ложь».

Хишам сказал: «Я говорю истину».

Бурейха сказал: «Сын соединен с отцом».

Хишам сказал: «Сын разъединен с отцом».

— Это противоречит тому, что считают разумным люди!

— Если бы то, что люди считают разумным, было судьей между нами, я бы быстро победил тебя, потому что отец бывает прежде сына. Разве люди не так говорят, о Бурейха?

— Я так не говорю.

— Тогда почему ты сослался на мнение людей, если не признаешь это мнение для себя?

— «Отец» — это имя, и «сын» — это имя. Оба они вечны, и отец через сына управляет мирозданием.

— Есть ли еще имена, которые вечны, подобно тому как отец и сын вечны?

— Нет, но все другие имена преходящи.

— Ты сделал отца сыном, а сына отцом. Если сын произвел эти имена, а не отец, то он и есть отец. А если отец создал эти имена, а не сын, то он отец, и сын – это отец, а не сын».

— «Сын» — это имя духа, ниспосланного на землю[3].

— А когда он не был ниспослан на землю, как его называли?

— Имя его всегда «сын», ниспослан он или нет.

— А прежде ниспослания этого духа он (дух) был един (с сыном), так что у них было два имени?

— Все это одно, все это единый дух.

— Так значит, часть их (сына и духа) была отцом, а часть сыном?

— Нет, потому что имя отца и имя сына едино.

Сказал Хишам: «Так значит, сын – это отец отца, а отец – отец сына, а сын един».

Тут священники стали шепотом говорить Бурейхе: «С того времени, как ты стал епископом, не встречался с подобным». Бурейха стал подниматься, чтобы уйти, но Хишам удержал его и сказал: «Что мешает тебе принять Ислам? Разве в твоем сердце скрылась вражда? Так раскрой ее, а если нет, то спрошу тебя о христианстве, так что эта черная ночь станет утром для тебя, и я желаю блага тебе». Священники сказали: «Не отвечай на его вопросы, дабы они не ввели тебя в сомнение!» Но Бурейха велел ему спрашивать.

И Хишам сказал: «Знает ли сын все то, что есть у отца?»[4]

— Да.

— Знает ли отец все то, что есть у сына?

— Да.

— Скажи мне, способен ли сын выполнять и нести все то, что отец?

— Да.

— Скажи мне, способен ли отец ко всему тому, к чему способен сын?

— Да.

— Так как же один из них может быть сыном другого, если они одинаковы? И как один из них может отнимать права другого?

Бурейха сказал: «Нет такого, чтобы кто-то из них отнимал права другого».

Хишам сказал: «Но ведь к их правам относится то, чтобы сын был отцом отца, а отец – сыном сына. Поразмысли над этим, о Бурейха!»

Христиане начали постепенно расходиться, сожалея о том, что вообще пришли к Хишаму. Бурейха тоже вернулся к себе домой, печальный и погруженный в глубокие раздумья.

Женщина, которая прислуживала ему, сказала: «Почему я вижу тебя таким печальным и задумчивым?» Он пересказал ей свой разговор с Хишамом. Она сказала: «Горе тебе! Ты хочешь быть на стороне истины или лжи?» Бурейха ответил: «На стороне истины, конечно». Она сказала: «Там, где ты нашел истину, за то и ухватись. Отдались от упорства; упорство есть сомнение, а сомнение есть несчастье, и те, кто подвержены ему, – в Огне». Бурейха нашел ее слова разумными и решил назавтра снова пойти к Хишаму.

Передатчик сказал: и вот, на следующий день он опять пришел к Хишаму, на этот раз один, без какого-либо сопровождения, и спросил: «О Хишам, у тебя есть кто-то, кому ты следуешь, принимаешь его слова и учишься у него?»

Тот ответил: «Да».

— И каков он?

— Сам по себе или в своей религии?

— То и другое. Сам по себе и в своей религии.

— Его происхождение наиболее благородно, он глава арабов, избранный из курайшитов, лучший из рода Хашим. Кто бы ни сравнивался с ним, найдет его лучше себя. Ибо курайшиты – лучшие из арабов, род Хашима – лучшие из курайшитов, а избранные из рода Хашим – лучшие из них; они самые благочестивые из них и их господа (сейид). Сын господина лучше, чем сын кого-то другого; этот же человек – сын господина.

— Опиши его религию.

— В том, что касается ее положений, или же его свойств и чистоты?

— То, что касается его свойств и чистоты.

— Он пречист и не бывает грешным, щедр и не бывает скупым, бесстрашен и не бывает труслив, укреплен знаниями и не бывает незнающим. Он – хранитель религии, стойкий в том, что предписано; он из потомства Пророков (А) и сосредоточил в себе их знания; сдержанный при гневе, справедливый, когда видит угнетение, помощник блага, справедливый с друзьями и врагами; не враждует с врагами и не препятствует в благе друзьям, действует по Книге и передает чудеса. Он – из людей чистоты, рассказывает слова Имамов избранных; не истощаются у него доводы, и нет такого вопроса, который он не знал бы; он выносит решения по всей Сунне и раскрывает любую завесу.

— Ты описал Мессию Иисуса в его качествах и рассказал о его доводах и знамениях! Разве что этот человек – не Иисус, но все его качества – качества Иисуса. Если это правда, то мы уверуем в того человека.

— Если уверуете, то встанете на прямой путь, а если последуете за истиной, то никогда не познаете сожаления.

Затем Хишам сказал: «О, Бурейха! Нет Довода (худжжат), которого бы Аллах установил в начале творения, чтобы Он не установил его также в середине и конце творения. А потому Доводы не становятся ложью, и не преходят общины (милал), и не преходят сунны».

И сказал Бурейха: «Как же это похоже на истину и как близко к правде! И таковы качества премудрых, что утверждают доводы и отвергают ими сомнения».

Хишам сказал: «О да!»

И они оба отправились в путь, дабы достигнуть города, и та женщина-прислужница также присоединилась к ним. Они хотели встретиться с Имамом Джафаром Садыком (А), но встретили его сына Мусу ибн Джафара (А), и Хишам рассказал ему то, что случилось. Когда же он закончил, Муса ибн Джафар (А) спросил: «О, Бурейха! Каково твое знание о твоем Писании?» Он ответил: «Я хорошо знаю его». Муса ибн Джафар (А) сказал: «Настолько ты ознакомлен с его скрытым толкованием (тавиль)?» Тот ответил: «По мере моего знания о Писании».

Тогда Муса ибн Джафар (А) начал читать Евангелие. Бурейха сказал: «Так читал его Иисус, и никто, помимо Иисуса, не может так его читать!» И потом добавил: «Я ищу такого, как ты, уже пятьдесят лет!»

И передатчик сказал: он уверовал и укрепился в вере, и уверовала и укрепилась в вера также и та женщина.

После этого Хишам, Бурейха и та женщина вошли к Имаму Садыку (А), и Хишам рассказал то, что произошло между Мусой ибн Джафаром (А) и Бурейхой. Имам Садык (А) прочитал: «Одни из них (Пророков) были потомками других. Аллах – Слышащий, Знающий» (3: 34).

Бурейха сказал: «Да стану я вашей жертвой, откуда вы знаете Тору, Евангелие и другие книги Пророков?»

Имам (А) ответил: «Они унаследованы нами от них: мы читаем их, как читали они, и толкуем их, как толковали они. Поистине, Аллах не устанавливает Довод (худжжат) на земле, который говорил бы: “Я не знаю”».

С тех пор Бурейха стал постоянным спутником Имама Джафара Садыка (А), пока не умер Имам (А), а потом стал спутником его сына Имама Мусы ибн Джафара (А). И когда он умер, Муса ибн Джафар (А) сделал ему погребальное омовение своими собственными руками, облачил его в саван своими руками и сам похоронил его. Он сказал: «Это – апостол из апостолов христианства, который познал истину Аллаха над собой».

И передатчик сказал: большинство сподвижников Имама (А) мечтали стать такими, как Бурейха.

«Таухид» Садука, хадис 309

 


 

[1] Согласно христианскому вероучению, Иисус вечен и божественен как второе лицо троицы. Бог же един в трех лицах: как Бог-отец, Бог-сын и Бог-святой дух. Таким образом, Иисус является Богом-сыном, сыном Бога.

[2] То есть Бог-сын (Иисус) есть посланник Бога-отца

[3] Имеется в виду «Дух Святой» — третье лицо христианской троицы.

[4] То есть Бог-сын (Иисус) знает ли то, что есть у Бога-отца?

arsh313.com

Опубликовано: 20 Сентября, 2015  22:53 Просмотров: 660 Печать