AZE   |    RUS

Имам Хусейн (а) запретил скорбеть по нему? Ответ ваххабитам

Ваххабиты приводят, что Имам Хусейн (А) сказал Зейнаб (А) перед своей мученической гибелью:

يا أُخيّةُ إِنِّي أقسمتُ فأبِرِّي قَسَمي ، لا تَشُقِّي عليَّ جيبأً ، ولا تَخْمشي عليَّ وجهاً، ولا تَدْعِي عليٌ بالويلِ والثّبورِ إِذا أنا هلكتُ

«О сестра!… Когда я умру, не рви из-за меня свою одежду, не царапай свое лицо по причине меня, и не призывай над моим (телом для себя) горе и погибель!»

Этот риваят впервые привёл шейх Муфид в «Иршаде», а от него — Маджлиси в «Бихаре» и другие ученые. Ваххабиты ссылаются на него, пытаясь тем самым доказать, что Имам Хусейн (А) якобы запретил всякую скорбь по нему и выражения этой скорби.

Ответ на это:

1. Сам по себе данный риваят передан без какого-либо иснада и является единичным риваятом такого рода. Напротив него — сотни и сотни достоверных хадисов от Ахль уль-Бейт (А), настаивающих на скорби по Имаму Хусейну (А) и выражении этой скорби.

Например, Имам Садык (А) говорит:

كلُّ الجزع والبكاء مكروهٌ سوى الجزع والبكاء على الحسين

«Всякое джаза и плач — макрух, кроме джаза и плача по Хусейну (А)».

(«Васаилу шиа», том 3, С. 282).

Я специально оставил слово «джаза» без перевода, потому что невозможно точно передать это слово на русском. Между тем оно часто повторяется в хадисах, говорящих о трауре по Хусейну (А). «Джаза» в арабском языке — это противоположность терпения, сабра. Приблизительно на русский это слово можно перевести как «потерю контроля над собой».

В «Камилу зиярат» — одной из самых древних и достоверных шиитских книг — читаем, как Имам Садык (А) спросил одного из своих сподвижников:

«Вспоминаешь ли ты, что случилось с Хусейном?» Он сказал: «Да». Имам спросил: «И ты теряешь самообладание (таджза — то есть проявляешь джаза)?» Он сказал: «Да, клянусь Аллахом! И я плачу по нему, так что следы этого видны на моём лице». Имам (А) сказал: «Да помилует Аллах твои слезы! Поистине, ты — из числа тех, кто будет записан среди тех, кто терял самообладание ради нас!»

(«Камилу зиярат», С. 214).

Обратите внимание: Имам не сказал — «среди тех, кто плакал для нас», он сказал: среди тех, кто проявлял джаза, потерю контроля над собой для нас. И дальше он сказал: «Будь уверен: в момент своей смерти увидишь наших отцов, совершающих ангелу смерти относительно тебя приказ, который станет причиной света твоих глаз» — и так далее, до конца хадиса.

В другом хадисе в той же книге Малик Джухани спрашивает Имама Бакира (А) о том, что делать человеку, который не может прийти в Кербелу в день Ашура. Имам (А) говорит: «Пусть он поднимется на крышу своего дома и прочитает зиярат Хусейна…», а потом говорит: «…И пусть он проведёт в своем доме траурную церемонию, на которой будут проявлять джаза по Хусейну».

(«Камилу зиярат», С. 310).

Будут проявлять джаза, то есть будут терять контроль над собой из-за печали по Хусейну. Что входит в джаза? Сюда входят все виды горя — и слезы, и плач, и крики, и стоны, и битьё себя: все формы выражения скорби. То есть Имам (А) говорит: где бы ты ни был, в день Ашура проводи такие траурные церемонии, на которых люди будут терять самообладание из-за горя по Хусейну. Обратите внимание: Имам не определил границы или конкретные формы выражения этого горя. Он не сказал: проводи церемонии, на которых будут плакать по Хусейну (А) или проводи церемонии, на которых будут читать стихи по Хусейну (А). Он сказал: проводи церемонии, на которых будут терять самообладание по Хусейну, будут проявлять джаза. Джаза по своей сути не может иметь границ, потому что это противоположность сабра. Сабр имеет границы. Когда же человек покидает пределы сабра, то куда он входит? Он входит в джаза, состояние потери контроля над собой, которое по определению не имеет границ.

И таких примеров множество в сире самих Имамов (А). Например, Имам Саджад плакал кровью по своему отцу Хусейну (А), Имам Садык (А) на одном из траурных собраний стал плакать так, что его голос был слышен на улице за пределами дома и так далее.

Все те действия, которые описаны в приводимом ваххабитами риваяте — царапание лица, разрывание одежды — все они тоже входят в джаза.

В «Васаилу шиа» приведён хадис от Имама Садыка (А):

علي مثل الحسين فلتشق الجيوب ولتخمش الوجوه ولتلطم الخدود

«По Хусейну (А) надо рвать на себе одежду, и царапать себе лица, и бить себя по щекам».

(«Васаилу шиа», том 15, С. 583).

Разумеется, мы не можем оставить сотни достоверных хадисов о необходимости плача по Хусейну (А) и проявлении джаза по нему ради одного-единственного риваята, переданного без иснада.

2. Имеют место обоснованные сомнения по поводу того, что Имам Хусейн (А) мог сказать такие слова своей сестре Зейнаб (А).

Во-первых, данный риваят встречается также в суннитских источниках — например, в «Тарихе» Табари и «Тарихе» Йакуби. А потому не исключено, что он является выдумкой противников руководства Ахль уль-Бейт (А) в самой своей основе.

Во-вторых, ряд хадисов Ахль уль-Бейт (А) говорят о том, что Зейнаб (А) как раз делала то, что якобы запрещает ей делать данный риваят.

Шейх Туси приводит, что Имам Садык (А) сказал:

ولقد شققنَ الجيوب ولطمنَ الخدود الفاطمياتُ على الحسين بن علي (ع)، وعلى مثله تُلطم الخدود وتُشقُّ الجيوب

«Женщины из рода Фатимы (А) разорвали на себе одежды (то есть ворот одежды) и били себя по лицам для Хусейна ибн Али (А). И вот, для него бейте себя по щёкам и рвите на себе одежды».

(«Тахзиб», том 8, С. 325).

Зейнаб (А) тоже принадлежит к «женщинам из рода Фатимы (А)», о которых говорит Имама Садык (А).

Также Имам времени Махди (А) в зиярате «Нахия» так описывает поведение женщин пророческого рода сразу после убийства Хусейна (А):

برزن من الخدور ناشرات الشعور على الخدود لا طمات الوجوه سافرات

«…Они вышли из шатров, с растрёпанными волосами, ударяя себя по лицам…».

Другой риваят говорит, что, увидев голову Хусейна (А), Зейнаб так ударилась о столб балдахина, что из её головы потекла кровь…

Таким образом, получается, что Зейнаб (А) нарушила приказ своего брата? Зная о её положении, мы не можем допустить этого. А значит, сам риваят сомнителен в своей основе.

3. Даже если предположить, что такие слова действительно были произнесены Имамом Хусейном (А), то означают ли они запретность скорби по нему в отношении шиитов?

Во-первых, эти слова были обращены только к одному человеку — Зейнаб (А) — и сказаны в определённый исключительный момент времени — перед смертью Имама (А). Это подчёркивается словом «иза«, имеющем значение временного условия — «КОГДА я умру….». То есть в тот момент, когда меня убьют, не бей себя по лицу и не разрывай на себе одежду. Потому что это даст повод врагам злорадствовать относительно нас и отвлечёт тебя от других дел. Ведь, как мы знаем, как только был убит Хусейн (А), враги обрушились на его стан, топча конями женщин и детей, грабя, убивая и поджигая. В этот трагический момент великая Зейнаб (А) бежала от одного горящего шатра к другому, пытаясь собрать детей пророческого рода и спасти их от смерти под копытами лошадей и обломками горящих шатров…

Во-вторых, эти слова имеют в виду не все проявления скорби, а только некоторые — разрывание одежд, царапание лица и призывание на себя горя и погибели.

В-третьих, данный риваят (повторяем, при условии его принятия) представляет собой не шариатское положение, а совет. Мы выяснили, что скорбь и джаза (потеря самообладания) для Хусейна (А) представляет собой крайне рекомендуемое и даже обязательное деяние (в значении вуджуб кифайи — когда одни выполняют его, обязательность его выполнения отпадает от других). Однако в некоторые моменты могут быть исключения из этого общего правила. Это подобно тому как вузу в Исламе является обязательным для совершения молитвы, однако если вода вредит человеку, то такая обязанность от него отпадает и даже может становиться запретным действием. Точно так же и в данном случае. Если бы Зейнаб (А) в момент смерти Имама Хусейна (А) была занята выражением скорби по нему, она не смогла бы оказать помощь детям пророческого рода. С этой точки зрения и при всех указанных предпосылках мы можем принять данный риваят.

arsh313.com

Опубликовано: 6 Ноября, 2016  10:08 Просмотров: 690 Печать