AZE   |    RUS
юрист по налоговым спорам Харьков

Ливия после Каддафи: хаос, бардак, терроризм

Нестабильность и постоянные конфликты - так выглядит Ливия с тех пор, как полковник Муаммар Каддафи был свергнут в результате восстания, поддержанного НАТО. Трудно поверить, но нынешняя Ливия когда-то считалась одним из самых удачных светских арабских проектов. Успешное освоение нефтегазовых богатств сделало страну одним из лидеров Северной Африки по ВВП на душу населения. Ливийцы получали солидные пособия от государства, могли идти работать, учиться, строить жизнь. Однако вместо этого они избрали путь революции. В итоге получили развалившееся государство, исчезновение всяких пособий и субсидий, отсутствие законов, центральной власти и вообще какого-либо порядка. А сейчас в этой некогда богатой стране пытаются хозяйничать боевики отрядов «Исламского государства» (ИГ).

Отрядам ИГ удалось захватить родной город Каддафи Сирт, который находится в 450 км восточнее Триполи. В то же время боевики распространили в воскресенье видеозапись, на которой запечатлено убийство 21 плененного ими в Ливии копта (копты - египетские христиане). На записи узники предстают со связанными за спиной руками в сопровождении экстремистов на фоне морского побережья. Все они одеты в такие же оранжевые робы, как и убитые недавно исламистами другие иностранные заложники. Как и в случае с иорданским пилотом, ролик с надписью: "Люди креста, приверженцы враждебной египетской церкви", хорошо смонтирован и больше похож на постановочное кино. Один из боевиков, единственный одетый в камуфляжный костюм и являющийся по всей видимости их главарем, обращается на английском языке, обещая "дать бой Западу". Кроме того, он говорит: "Безопасность для вас, крестоносцы, - это то, о чем вы только можете мечтать".

Все это беззаконие в Ливии происходит на фоне политического двоевластия, которое царит в стране в результате существования двух парламентов и двух правительств, расположенных, соответственно, в Триполи - на западе страны, и в Тобруке - на востоке. Это двоевластие явилось результатом вооруженного противостояния двух фронтов: разнообразных исламистских сил, объединенных в движение «Заря Ливии», с одной стороны, и вооруженных формирований экс-генерала Хафтара, который возглавил движение «Честь Ливии» за спасение страны от террористов и экстремистов, с другой.

Экономическая ситуация в Ливии осложняется с каждым годом; некоторые обозреватели полагают, что страна стоит на краю экономической пропасти. Золотовалютные запасы Центрального банка Ливии сократились за последние месяцы на 5% и составили 95 млрд долларов США. Добыча нефти с 2011 г. уменьшилась вчетверо и упала с 1 млн 600 тыс. баррелей в день до 400 тыс. По оценкам Международного банка, валютные резервы Ливии будут израсходованы в течение четырех ближайших лет, что неизбежно приведет экономику к краху. Из года в год растет дефицит государственного бюджета, составивший почти 31% в 2014 г. Бюджет на 2015 год и вовсе не может быть принят из-за двоевластия, царящего в государстве.

Своим благополучием Ливия была во многом обязана Муаммару Каддафи. При том что Каддафи был революционером и популистом, он фактически модернизировал Ливию и превратил ее из куска пустыни в одно из самых экономически развитых государств Северной Африки. Если до прихода Каддафи в Ливии насчитывалось 2 млн граждан, то благодаря созданной им системе социального обеспечения и массовому росту доходов от продажи нефти, к моменту смерти полковника число жителей страны утроилось.

В 2010 году индекс развития человеческого потенциала в Ливии составлял 0,755, а ВВП на душу населения — 14878 долларов. Уровень грамотности достигал 82% (среди мужчин — 96,5%, один из лучших показателей в регионе). Да, безработица составляла около 20%, однако основной ее причиной было не отсутствие рабочих мест, а нежелание ливийцев работать. Трудились в стране гастарбайтеры, прибывающие из арабских, африканских или даже европейских государств (например, зарплата медсестры составляла в Ливии 1 тыс. долларов).

Ливийская молодежь предпочитала жить на социальные пособия (около 700 долларов в месяц) — этого вполне достаточно, учитывая низкий уровень потребительских цен: хлеб стоил менее 1 цента, бензин — 10 центов за литр. Однако сытое ливийское население все же устроило революцию; оно захотело большего, и прежде всего, политических свобод. Каддафи же считал, что свобод в Ливии достаточно. Не случайно страна называлась Джамахирия (приблизительно переводится как «народовластие») — на местах действовали народные комитеты, которые имели ряд полномочий и сами решали некоторые проблемы населения. Другие свободы Каддафи давать отказывался, предпочитая погашать недовольство за счет увеличения экономических субсидий. Ливийцы их брали, однако продолжали говорить о необходимости больших свобод, о введении в стране демократии по западному образцу. Полковник Каддафи рассматривался уже не как отец народа, обеспечивший ему безбедное существование, а как тиран и диктатор, ущемлявший права граждан.

Убийство Каддафи вызвало ликование на Западе. «Исчезновение Каддафи — это важный этап в борьбе, которую ливийский народ в течение более восьми месяцев вел за освобождение от свирепого диктаторского режима, который господствовал более сорока лет», — заявил тогдашний президент Франции Николя Саркози. «После сорока двух лет власти страха перед полковником Каддафи режиму в итоге пришел конец», — говорил бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Им вторили и лидеры государств по ту сторону Атлантики. Ликвидация Каддафи «означает конец долгого и болезненного для ливийского народа времени, и теперь ему предоставляется возможность самостоятельно определять свое будущее. Четыре десятилетия Каддафи правил Ливией железной рукой: основные права человека нарушались, невинные граждане попадали за решетку, их избивали и убивали, богатства страны безрассудно тратились, а террор использовался в качестве политического оружия», — говорил американский президент Барак Обама. Однако очень быстро выяснилось, что все, в чем он обвинял Каддафи, продолжается и в новой, постреволюционной Ливии. И в итоге благодаря политике Запада Ливия стала, по сути, очагом терроризма.

Но дело не ограничивается одной Ливией - еще одна страна арабского мира сейчас ввергнута в пучину хаоса. В Йемене захватили власть шиитские повстанцы-хуситы. Распущен парламент, сформирован временный президентский совет для управления страной. Возникает вопрос: как этот переворот повлияет на ситуацию с международным терроризмом? Никак! То, что американцы свернули там базу своих беспилотников, которые контролировали воздушное пространство Йемена для борьбы с «Аль-Каидой», особенно не влияет на региональную ситуацию, потому что она и без того хуже некуда.

Конечно, американцы утверждали, что в Йемене сосредоточена чуть ли не основная база «Аль-Каиды». «Йемен разваливается прямо на наших глазах. Мы не можем просто сидеть и смотреть на это», - заявил генсек ООН Пан Ги Мун в своем обращении к Совету Безопасности. Специальный посланник ООН в Йемене Джамаль Беномар предупредил, что сейчас Йемен находится на перепутье между «гражданской войной и полным распадом». По его словам, нынешняя нестабильность развяжет руки «Аль-Каиде в Йемене» — одной из самых активных ячеек «Аль-Каиды» в мире. Здесь нужно отметить, что каким бы авторитарным не был экс-президент Йемена Али Абдаллах Салех, но ему удалось за 32 года своего правления сохранить целостность Йемена. Но американцы посчитали, что Салех - диктатор и должен уйти.

Как видим, Вашингтон, делая ставку на хаос в арабском мире, считает, что его политика отвечает долгосрочным интересам США. Наличие такой теории доказывает, что в политико-дипломатическом и военном руководстве США есть силы, для которых стабильность - ничто, и которые уверены, что дестабилизация и игра на обострение - наиболее оптимальный способ обеспечения интересов своей страны. Тем самым снимается кажущееся противоречие между спровоцированным Америкой взрывом на Большом Ближнем Востоке и ее государственными интересами.

haqqin.az

18 Февраля, 2015  11:30 Просмотров: 3847 Печать
Тэги : Ливия

В этом разделе

Новостная лента