AZE   |    RUS

Йемен: маски сорваны

Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

События в Йемене, в последние дни уверенно переходящие от стадии государственного переворота к полномасштабной гражданской войне при поддержке сил иностранной интервенции, окончательно сорвали маску с лица международного ваххабизма, прикрывающегося на уровне дипломатической риторики монархий Персидского Залива словами о международном праве, мирном урегулировании и установлении порядка.

Что такое порядок по-ваххабитски, установленный руками саудовского спецназа, мы уже знаем на примере Бахрейна, который недавно отметил четвертую годовщину массового кровопролития шиитских демонстрантов, требовавших установления в стране конституционной монархии и предоставления шиитскому большинству (!) равных с остальными религиозных и гражданских прав. Что такое порядок по-ваххабитски там, где шииты — в меньшинстве, мы тоже прекрасно знаем, - на примере внутренних противоречий в нефтеносных районах Саудовской Аравии, заселенных преимущественно шиитами. Разрушенные дома шиитских собраний (хусейнии), репрессированные или просто ликвидированные без суда и следствия лидеры шиитских общин — такой порядок вполне устраивает Саудовское королевство, недавно, с воцарением нового монарха, известного в прошлом своими антишиитскими эскападами, взявшее новый, еще более жесткий, чем прежде, курс в религиозной политике.

Однако, при всем при этом правительство ваххабитской монархии до недавнего времени еще пыталось сохранить хорошую мину при плохой игре, внешне демонстративно осуждая акты бесчеловечного варварства, проявляемого в отношении мирного населения боевиками террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) в Сирии и Ираке. Более того, сугубо внешне, между ИГ и Саудовской монархией якобы наметились серьезные идеологические разногласия. В конечном итоге, таковые были неизбежны, поскольку исламские фундаменталисты пытаются насаждать на подконтрольных территориях традиционную форму выборного правления — халифат, тогда как саудовский ваххабизм, вскормленный арабским национализмом, неразрывно связанным с кланово-племенным устройством, по сути своей глубоко авторитарен. Впрочем, этот мнимый идеологический конфликт никогда не мог быть серезным за пределами самой Саудовской Аравии, где саудовские монархи и руководство ИГ вынуждены действовать рука об руку перед лицом общего врага — поднимающего голову международного шиитского движения, объединяющего в своих рядах все мазхабы шиизма и уверенно склоняющего на свою сторону прогрессивные суннитские силы.

Заявления лидеров Запада о «демократии» и «правах человека», а — главное - «правах народов на самоопределение», в то же время, не предусматривают открытой поддержки ИГ, насаждающему свои порядки окровавленным мечом и виселицами. Поэтому до определенного времени широкая аудитория, не имеющая непосредственного касательства к теме, оказывалась обманутой некоторыми законодательными мерами, принятыми на Западе, вроде запрета на въезд на родину гражданам Евросоюза, отправившимся воевать в рядах боевиков ИГ. Принятие такого популистского закона, по сути, ничего не стоило Западу: несколькими рядовыми фанатиками можно легко пожертвовать ради общего имиджа.

Тем не менее, последние события в Йемене поставили вопрос ребром. Или-или. Шиитское движение хоуситов, свергнувшее президента Абд Раббо Мансура Хади, пришедшего к власти на волне проваххабитской «арабской весны» 2011 года, серезно подорвало планы международных заговорщиков по выстраиванию глобального «ваххабитского пояса», призванного окончательно перерезать политическую карту между Европой и Азией, тем самым, существенно ослабив экономические позиции Китая в связи с вероятной потерей последним стратегически важных сфер интересов на Среднем Востоке. При этом, естественно, ситуация должна неизбежно ударить бумерангом и по самой Европе, которая в этой сложной схеме также выступает не более, чем пешка в чужой игре. Но истинных игроков судьба европейцев волнует не больше, чем жизни тысяч арабов, погибающих под ваххабитскими пулями. И вот — большая игра оказалась на грани срыва. Стратегические решения требуют моментального принятия, за которым должны последовать немедленные и решительные действия, поэтому теперь ни у кого нет времени маскироваться и разыгрывать красивый спектакль.

Шиитские повстанцы выступили с решительным намерением противостоять угрозе «Аль-каиды» и ИГ, нависшей над страной. Такое намерение оформилось не как результат неконтролируемых властных амбиций, а в качестве ответной реакции на террористический акт боевиков, подорвавших две шиитские мечети в йеменской столице Сане, жертвами которого стали 150 мирных человек. Ожидаемыми ответными действиями соседних арабских государств могли быть только два: поддержать хоуситов в борьбе за права людей против наглых вылазок террористов, либо предпринять иностранную интервенцию в Йемен, проявив ваххабитскую солидарность с низложенным президентом, традиционным близким другом Саудовской Аравии.

Саудовское правительство выбрало второй путь, тем самым, окончательно сорвав с себя маску и продемонстрировав всему миру истинную цену «идеологических разногласий» с ИГ и своего «осуждения» международного терроризма.

Представитель движения хоуситов Мухаммед Абдель Салям в открытом обращении призвал соседние государства проявить солидарность с йеменским народом в борьбе с террористами из «Аль-каиды», подчеркивая при этом, что народ Йемена в состоянии самостоятельно решить свои внутренние проблемы, путем мирного политического урегулирования. Лучшим доказательством истинности таких намерений может служить судьба самого низложенного президента Хади, помещенного во вполне сносные условия домашнего ареста (в отличие от низложенного ливийского лидера, зверски умерщвленного ваххабитами). В конечном итоге, бывшему президенту даже удалось сбежать и перебраться на юг страны, в город Аден. Не исключено также, что этот «побег» был допущен самими хоуситами во избежание дальнейших инсинуаций вокруг исчезновения президента, дабы продемонстрировать всему миру, что шииты не хотят лишней крови и не собираются прикрываться высокопоставленными заложниками.

А что же в ответ? А в ответ — к 150 жертвам терактов в мечетях Саны прибавились еще 40 человек, погибших в результате саудовского авианалета. Несмотря на иностраную интервенцию, вооруженому крылу хоуситов - «Ансару-Ллах» 22 марта удалось окончательно овладеть городом Таиз — третьим по величине городом страны — и перебросить туда значительные войска и военную технику. Не остается никаких сомнений в том, что в случае, если в Йемене будет предпринята широкомасштабная наземная операция, она обещает быть затяжной и кровопролитной. Тем более, если поддержку хоуситам окажет шиитский Иран.

По последним данным, шииты упорно штурмуют Аден, второй по значению город страны (бывшую столицу Народно-Демократической Республики Йемен), и его падение не за горами. Бывший президент Абд Раббо Мансур Хади уже скрылся из страны на теплоходе, вышедшем из аденского порта, откуда также в массовом порядке эвакуируются иностранные дипломаты — представители государств, поддержавших интервенцию с целью силового подавления шиитского восстания.

Принимая во внимание полную непредсказуемость политической и военной ситуации на фоне поступающей противоречивой информации, перспектива дальнейшего развития ситуации видится весьма туманной. Однако, главный урок уже извлечен: маски сорваны, волки в овечьих шкурах уже обнажили кровавые клыки. Сомнения по поводу того, кто воюет с кем и во имя чего, развеяны окончательно.

Тарас Черниенко
taraschernienko.livejournal.com

29 Марта, 2015  23:51 Просмотров: 1903 Печать

В этом разделе

Новостная лента