В мире » Разрушитель - новый глава «Исламского государства»

Фото: Reuters

С осени 2019-го террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) переживает свои худшие времена: ее лишили большей части завоеванных в Ираке и Сирии территорий, и сил на джихад почти не осталось. Самым большим ударом стала ликвидация лидера Абу Бакра аль-Багдади. Однако не прошло и недели, как преступнику номер один нашли замену: новым «халифом» стал один из опаснейших головорезов Абу Ибрахим аль-Хашими аль-Курайши.

Что известно о человеке, который получил прозвище Разрушитель, как он возглавил халифат, несмотря на неподходящее происхождение, и сможет ли восстановить былое величие самой опасной террористической группировки мира, разбиралась «Лента.ру».

Маленький принц Ирака

Настоящее имя нынешнего лидера ИГ — Амир Мухаммад Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби. Он родился приблизительно в 1976 году в городе Талль-Афаре в иракской провинции Найнава, немного западнее Мосула. Имя мальчика в каком-то смысле определило его судьбу: Амир в переводе с арабского означает «принц», «князь» или «начальник».

Будущий террорист родился в семье иракских туркменов, в среде, где кровопролитные схватки были обычным делом: это этническое меньшинство долгое время боролось за отделение от Ирака и создание национального государства. Несмотря на то что Багдад давно обещал удовлетворить стремление этого народа к независимости, туркменская автономия так и не была создана, а в последний раз этот вопрос серьезно поднимали в 2007 году. С тех пор представители нацменьшинства довольствуются редкими обсуждениями проблемы в правительстве и схватками с соседями — курдами, которые тоже давно боролись за отделение.

В юношестве аль-Салби уехал в Мосул, где окончил местный университет: он изучал исламское право, шариат, после учебы стал офицером армии президента Саддама Хусейна и вступил в ряды «Баас» (Партии арабского социалистического возрождения). Нельзя сказать, что аль-Салби совсем отошел от специальности — в будущем религиозное образование поможет ему занять достойное место в рядах исламистов, но пока он служил властям и вел сравнительно спокойную жизнь. Эта жизнь закончилась в начале 2000-х. Тогда коалиция во главе с США ввела войска в страну, Хусейна свергли, и жители Ирака надолго забыли о спокойствии: бороться за существование пришлось не только туркменам и курдам.

Вскоре после этого аль-Салби обратился к радикальному исламу: он вступил в ряды иракского отделения террористической группировки «Аль-Каида» и был готов воевать за свою страну и веру. Там он дослужился до должности уполномоченного по религиозным вопросам и шариатского адвоката — пригодилась учеба в Мосуле. Впрочем, и эта служба продлилась недолго: уже в 2004-м аль-Салби захватили американские спецслужбы, и он попал в фильтрационный лагерь Кэмп-Букка на границе с Ираном.

Инкубатор «Исламского государства»

Кэмп-Букка — мрачная крепость среди пустыни, куда боялись попасть многие исламисты. Американцы отправляли в этот лагерь всех «подозрительных иракцев» — нередко они, как и аль-Салби, действительно были членами «Аль-Каиды».

В Кэмп-Букку боялись попасть не только из-за тяжелых условий содержания, но и в страхе никогда не вернуться в ряды соратников, сдавшись в борьбе за родину и веру. Но в итоге эта тюрьма стала идеальным местом для исламистов, ее даже прозвали инкубатором «Исламского государства». Именно там встретились опаснейшие радикалы и будущие идейные вдохновители этой террористической организации.

«[Если бы не лагерь], мы никогда не собрались бы таким составом ни в Багдаде, ни где-либо еще. Это было бы просто опасно», — вспоминает один из заключенных.

Кэмп-Букка стала местом, где мы не только были в безопасности, но и находились в паре метров от руководства «Аль-Каиды»

один из заключенных лагеря

В этой же тюрьме содержался будущий «халиф» ИГ Абу Бакр аль-Багдади — Ибрагим аль-Бадри. Он тогда не был членом «Аль-Каиды в Ираке» — его арестовали, когда он зашел в гости к другу, находившемуся в розыске. В тихом и неприметном аль-Бадри не разглядели будущего террориста: его не перевели в сектор для опасных подозреваемых, он читал лекции о религии и давал пленникам наставления в соответствии со своим толкованием ислама. Так с ним и познакомился аль-Салби.

Как долго Амир сидел в тюрьме, точно неизвестно. Исследователи склоняются к тому, что сразу после освобождения он продолжил работать на «Аль-Каиду» — занял те же посты, что и до ареста, и фактически стал одним из идеологов организации, получив уважительное прозвище Профессор. Неясно также, присоединились ли к нему новые знакомые из Кэмп-Букки: по крайней мере аль-Салби удавалось скрываться достаточно тщательно, чтобы замести следы и больше не попадаться американцам.

К группировке после тюрьмы присоединился и аль-Бадри. Сначала он занимался разработкой пропагандистской стратегии, а к 2014 году стал «халифом» под именем Абу Бакр аль-Багдади. Аль-Салби вместе с другими боевиками присягнул ему на верность. Стоит отметить, что к тому времени «Аль-Каида в Ираке» окончательно превратилась в «Исламское государство»: откололась от основной «Аль-Каиды», сменила несколько названий и начала участвовать в боевых действиях на территории Сирии.

Золотой век халифата

В 2014-м ИГ быстро захватывало территории на севере Сирии и Ирака — как раз там, где курды хотели образовать свое государство. Всего за год более трех миллионов иракцев были вынуждены покинуть дома и бежать от опасности, из них почти миллион — курды. У аль-Салби, в детстве наблюдавшего схватки между разными народами, наконец появилась возможность по-настоящему сразиться с недругами.

Он быстро закрепился на одном из высоких постов. Вскоре его окрестили не просто Профессором, но и Разрушителем: террорист нередко разбирался с теми, кто возмущался работой аль-Багдади. Говорят, методы аль-Салби были более чем убедительными.

Со временем его приемы становились все более жестокими, а планы по уничтожению «неверных» — изощренными. Аль-Салби был одним из тех, кто в 2015-м отдал приказ вырезать в Ираке тысячи езидов — этническое меньшинство, проповедующее христианство

Тогда «Исламское государство» переживало свой золотой век: террористы продолжали захватывать города в Сирии и Ираке и вырезали тысячи мирных жителей. А в марте ячейка группировки появилась в Западной Африке: глава организации «Боко Харам» Абубакар Шекау присягнул на верность халифату.

Террористам удавалось привлекать сторонников со всего мира и вселять ужас в каждого, кто видел их черный флаг. Однако к осени 2019-го ситуация изменилась: у группировки отбили большую часть захваченных территорий, она терпела одно поражение за другим. ИГ продолжало бороться на других фронтах: экстремисты убивали российских военных, устраивали засады бойцам сирийской армии и обещали вновь отвоевать Мали и Левант.

«Работа идет на разных фронтах ежедневно», — говорил аль-Багдади в записи, опубликованной в середине сентября. Мир ждал, затаив дыхание, что предпримет «Государство». Однако по нему нанесли удар раньше: 27 октября президент США Дональд Трамп объявил о ликвидации лидера террористов.

Туркмен из рода Мухаммада

«Он умер как трус, убегая и плача... Мир стал безопаснее», — рассказывал Трамп. К тому времени преступник номер один «умирал» уже несколько раз, но осенью 2019-го был пойман окончательно: гибель аль-Багдади подтвердили и иракские спецслужбы, и ИГ.

К тому времени у террористов практически не оставалось ресурсов вести активные наступательные действия, а гибель главного идеолога отбросила их еще на несколько шагов назад. Несмотря на то что аль-Багдади не контролировал все процессы лично, организация не справилась бы без нового главаря, так что найти преемника нужно было очень быстро. Наследник отыскался на удивление легко: меньше чем за неделю террористы определились, кого хотят видеть своим халифом. Им стал профессор-головорез Амир Мухаммад Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби.

Аль-Багдади и сам хотел, чтобы ему на смену пришел знакомый по американскому лагерю и даже говорил об этом в августе 2019-го. Тогда эти заявления казались если не слухами, то как минимум далекими от воплощения в реальность: никто не был готов к тому, что уже через два месяца американские спецслужбы настигнут лидера ИГ.

Предположительно это и есть террорист Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби Кадр: IBTimes Asia Pacific / USA
После смерти предшественника аль-Салби предстал под новым именем — Абу Ибрахим аль-Хашими аль-Курайши. Обычно «Исламское государство» использует псевдонимы для своих лидеров, чтобы защитить их от преследований, однако в случае с аль-Салби причины могут быть более деликатными. Главарем группировки обычно становится выходец из рода пророка Мухаммада, представитель семитских народов — этнического большинства на Ближнем Востоке. С новым главарем ситуация иная: туркмены — этническое меньшинство в Ираке, они относятся к тюркским народам и не имеют никакого отношения к великому роду. Вероятно, именно поэтому выбор пал на имя аль-Курайши — оно отсылает к родовому имени пророка Мухаммада.

Несмотря на многочисленные слухи о том, что аль-Салби поймали очень быстро — еще весной, на самом деле он, скорее всего, все еще на свободе — возможно, прячется в Мосуле, где когда-то заканчивал университет. Террорист всегда был серым кардиналом: если аль-Багдади мог не появляться на публике по пять лет, а потом попасть на первые полосы газет, новый лидер не открывал лица ни разу за свою «карьеру». Нельзя быть уверенным даже в том, что на распространенном в сети портрете действительно изображен аль-Курайши.

Спецслужбы США между тем продолжают поиски нового преступника номер один. В июне они удвоили награду за помощь в его поимке, пообещав информатору сумму десять миллионов долларов — столько же раньше просили за голову аль-Багдади. При этом с первых дней «халифства» аль-Курайши запретили участвовать в каких-либо финансовых операциях, связанных с США, а его собственность, подпадающую под юрисдикцию Штатов, заблокировали. Тем самым он прошел полный обряд инициации: новую кличку и награду за свою голову получил, в список опаснейших террористов попал.

Найти аль-Курайши пытаются не только с помощью большой награды, но и используя минимум известных о нем фактов: например, через его брата Аделя Салби. Тот живет в Турции и является членом партии «Туркменский Иракский фронт». Помимо этого у нового лидера ИГ есть сын, однако никаких данных о нем нет. Пока ни один след не вывел спецслужбы на террориста номер один.

Безголовая гидра

Перед аль-Курайши стоит сложная задача: ему нужно суметь восстановить силы «Исламского государства», которые находятся в плачевном состоянии. Террористы, конечно, пытаются использовать все шансы, чтобы вновь заявить о себе так громко, как когда-то в 2014-м, однако глобально халифат слишком сильно разобщен и разбит. О нем слышно гораздо меньше — и США, и Сирия заявляли о разгроме группировки еще до гибели аль-Багдади, а вновь отвоевать города, как обещал ныне убитый лидер, террористы не могут.

Сейчас у ИГ есть надежда на возрождение в Ираке. По некоторым данным, в декабре 2019-го экстремисты возобновили активную деятельность на севере страны и совершили сотни нападений за пару недель.

Их сети в небольших поселениях остаются практически нетронутыми, членам ИГ по-прежнему ежемесячно перечисляют деньги, там проводят обучение боевиков. Разветвленная сеть позволит им выстоять даже в случае очень серьезного военного положения

высокопоставленный ирако-курдский чиновник

Вероятно, центр ИГ больше рассчитывает на разбросанных по всему свету последователей, нежели на собственные силы. Даже если группировка не устоит ни в Сирии, ни в Ираке, недостаток физических территорий не отменяет серьезного влияния в других сферах. Террористы все еще могут использовать социальные сети и теневой сегмент интернета, чтобы привлекать новых сторонников и совершать атаки в разных странах мира.

Помимо попыток возрождения былого величия, перед аль-Курайши стоят и другие задачи: ему нужно показать себя достойным лидером и вдохновителем, чтобы укрепить фактически раздробленный халифат. Несмотря на высокий авторитет, нового главу ИГ не очень-то уважают «в поле» — и если раньше он сам зачищал неуверенных в лидере боевиков, то теперь не сможет лично выполнить эту задачу.

Однако задачей номер один для нового главаря будет не воскрешение обезглавленной гидры и даже не укрепление авторитета, а элементарное выживание. Его предшественника аль-Багдади сдали ближайшие сторонники — и нет никаких причин, почему бы им не сделать тоже самое с аль-Курайши.

Елизавета Наумова
Лента.ру

В этом разделе